День Герасима-грачевника

Сразу двух преподобных Герасимов поминали наши предки 17 марта. Первый – монах, обретавшийся еще в пятом веке в малоазиатском государстве Ликии, ныне это Турция. Рожденный в состоятельной зажиточной семье, Герасим, тем не менее, выбрал стезю отшельника, стал монахом, дошел до реки Иордан и основал там монастырь. Обитель существует и поныне, многажды перестроенная. Широко известен сюжет, в котором преподобный Герасим Иорданский приручил излеченного от ран льва. Могучий зверь в благодарность за исцеление стал «учеником» монаха и повсюду следовал за ним. Герасим, в свою очередь, предоставил льву кров в монастыре и нарек его Иорданом. Ныне лев Иордан является символом святой обители. 

в День Герасима-грачевника как никогда актуальна картина Алексея Саврасова "Грачи прилетели" Второй не менее почитаемый Герасим – вологодский чудотворец, коему приписывают и основание города Вологды, и заложение мужского монастыря в честь Святой Троицы на Кайсаровом ручье. Сказание уверяет, что скончался преподобный 4 марта по юлианскому календарю, что соответствует 17 марта календаря григорианского, отсюда и праздничная дата. Оба тезки-монаха удивительным образом почили в один день с разницей в более чем в 700 лет.

И в этот же день с зимовья ждали возвращения грачей, вестников весны. Картина Саврасова передает тот самый момент, когда птицы подлетают к своим гнездам. То, как вели себя грачи дальше, обозначало срок начала теплых дней и необходимости идти в поле. Если пернатые вились вокруг гнезд, не усаживались на них, кружили над деревьями, значит, стоило подождать еще некоторое время до прихода уверенного тепла. Если же грачи принимались за ремонт своих жилищ и садились в гнезда, считалось, что пришло время полевых работ.

Возвращение птиц раньше, чем 17 марта, воспринималось приметой нехорошей, сулило год неурожайный и голодный. Чтобы накликать скорое наступление тепла, хозяйки принимались печь «грачей». Это булочки из кислого ржаного теста, характерной формой напоминающие птичек. 

17 марта было принято не только следить за грачами и вспоминать двух святых Герасимов. Считалось, что тот день как нельзя лучше подходит для изгнания кикиморы, великой домашней пакостницы. Эта нечистая сила, род домового, обвинялась в разбитой посуде, сброшенных горшках, спутанной пряже, ночных звуках и стуках, пугающих хозяев. Все это кикимора, дескать, делала для того, чтобы выжить обитателей из дома. Считалась женой домового, только характер имела более зловредный и пакостила с удовольствием. 

Изображали эту нечисть в виде тонкого и маленького существа, что проникало в дом в виде заговоренной куколки, подброшенной недоброжелателями. И только на 17 марта, в день Герасима-грачевника, кикимора притихала и таилась по углам. Такую боязнь нечистой силы использовали, чтобы выгнать непрошеную гостью и приглашали знахаря. Тот изгонял кикимору заговорами и обметаниями жилища веником из полыни. Если обряд проходил успешно, то можно было не опасаться нечисти до самой осени, когда грачи покидали гнезда и улетали на зимовку.